Дитя Камчатки
Береги Камчатку
+7 (914) 022 88 82

Дитя Камчатки

Поговорили с Валерием Трофимовичем Кравченко, заслуженным артистом России и автором книг, посвященных культуре Камчатки, о музыке, природе и о том, как огненная земля пленяет сердце творческого человека.

Кравченко Валерий Трофимович, музыкант, краевед, заслуженный артист России, заслуженный работник культуры, заведующий фортепианным отделением и преподаватель Камчатского колледжа искусств, член Cоюза журналистов СССР. Из рассказов о своих профессиональных «приключениях» Кравченко Валерий Трофимович мог бы написать не одну книгу. Но он решил посвятить ее другим 1800 людям Камчатки, начав работу над «Энциклопедией». Валерий Трофимович поделился с нами рассуждениями о наследии коренных жителей полуострова, силе природы и о том, почему «уезжать с Камчатки нельзя».

 

«Природа действительно исцеляет»

Подойдите к дереву. Сколько на нем листьев? Нет ни одного одинакового. Вот искусство природы!

Можно ли посчитать земную красоту? Не думаю... Вот катаешься всю жизнь по миру, восхищаешься тем, как много ты увидел, а это лишь микроскопическая часть. Подойдите к дереву. Сколько на нем листьев? Нет ни одного одинакового. Вот искусство природы! Этим миром невозможно перестать восхищаться. И его надо трепетно оберегать. Однако из всех уголков Земли Камчатка для меня — это верх совершенства. Тут природа настолько живая! Конечно, она такая везде: реки текут, птицы летают. Но тут вулканы извергаются - они меняют всю окружающую картину. И ни одного изменения не происходит, чтобы что-то стало хуже или уродливее. Наоборот.

Природа действительно исцеляет. Она заставляет переосмысливать многое из того, что произошло и происходит. Стоит уйти в горы, вспомнить о проблемах, и они уже представляются незначительными. Это мир, где я чувствую себя возвышенно, спокойно и удовлетворенно. Я обожаю лежать на траве — сразу чувствую, как земля притягивает меня к себе. Как трава меня обнимает, как она меня держит. Мы с ней – единое целое. Утверждают, что здесь, на Камчатке, своя энергетика, и я ее ощущаю. Это какой-то невидимый внутренний импульс.

 
Дитя Камчатки

Природа в моей жизни с глубокого детства, и без нее я уже не могу. Мы с дедушкой жили под Харьковом и от места, где сейчас Красная Поляна, ходили по малому кавказскому хребту, по ущельям, ледникам, до озера Рица. А как только я переехал сюда, он мне написал: «Я скоро приеду. Вперед по Камчатке!». Мы купили путевки в Долину Гейзеров и на Командорские острова, где организовали первый музыкальный концерт с фортепиано.
Путешествие на Камчатку у меня уже было запланировано где-то на втором курсе консерватории. Даже осталась записная книжка, где разработан маршрут от Москвы до Владивостока, чтобы все увидеть: Сахалин - Курильские острова - Камчатка - Командоры. Конечно, тот маршрут был очень наивен и несбыточен! А откуда я мог знать? Камчатка была закрытой зоной - без пропуска никого не пускали.

Отработав два года в харьковской консерватории я понял, что для меня в этом месте нет перспектив, поэтому в 1968 году я написал три письма. 1. На Сахалин. 2. В Магадан. 3. На Камчатку. Сахалин ответил, что специалисты нужны, но у них нет квартир. Магадан предложил работу в чукотской школе на севере округа, где по полгода зима. А Петропавловск-Камчатский прислал телеграмму: «Немедленно вылетайте!». Теперь представьте: молодой пианист, который выступал на концертах в Киеве, в Москве, в Петербурге, приехал работать в камчатское областное училище, а оказался...в сарае. Представьте каким я его увидел в 1968 году. Это деревенский дом. С печками! Надо было приходить до занятия, растапливать печку и чистить снег с крыльца - вот такое музыкальное училище.
За эти десятилетия с точки зрения образования и культуры мне с коллективом удалось добиться многого. В этом году мы будем отмечать 50 лет камчатской хоровой капеллы. Камчатка дала мне условия для профессионального роста, для реализации всех моих возможностей. А их у меня оказалось больше, чем узкое музыкальное образование. Я стал журналистом и писателем, у которого к настоящему моменту издано больше 10 книг. Сейчас я пытаюсь создать «Энциклопедию культуры Камчатки» за последние 300 лет — там будут 1800 имен, которые мне удалось узнать.

 
Дитя Камчатки
Дитя Камчатки

«С Камчатки уезжать нельзя»

Помню, как маленький я шел в школу с портфельчиком в военном городке. Вдоль дороги – столбы, а на них – послевоенные репродукторы, из которых звучит музыка, «Ромео и Джульетта» Чайковского. Я уже подходил к школе, а музыка не заканчивалась. Что было делать? Пошел обратно. Откуда эта страсть к музыке у ребенка из воинской части? Не знаю. У меня тогда была мечта – сделать так, чтобы везде, где я иду, звучала музыка. Наушников тогда не было. Я все оперы знал наизусть: приходил домой, открывал клавир и пел эти арии, как умел. Даже сейчас музыка опер и балета окружает меня все время. Да, на Камчатке нет ни оперы, ни балета, этот пробел восполняет Интернет.

Культуры, да и всего остального на Камчатке мне действительно хватает. Хотя однажды мне почему-то захотелось отсюда уехать. Как-то раз я вспомнил, что меня в качестве концертмейстера зазывал главный дирижер новосибирской оперы, и я написал ему. Никому не говоря и не увольняясь, я улетел в Новосибирск. А там, не поверите, в первую же ночь мне приснилась Камчатка, Авачинская бухта, эта роскошь с вулканами. Тогда я проснулся со страхом, что больше этого никогда не увижу. Подскочил, оставил записку «Простите меня. Я возвращаюсь на Камчатку» и сел в самолет. С тех пор я отсюда ни ногой. С Камчатки уезжать нельзя.

 

«Вперед по Камчатке»

Уничтожать все очень легко. Создавать — неимоверно трудно.

Приехав на Камчатку, я и представить себе не мог, что здесь живут коряки, ительмены и камчадалы. Однажды я попал на их выступление и был восхищен их энергией! У них была такая открытость, как будто они любят весь мир, и меня в том числе. Тогда я понял: Камчатка и они — одно целое. До того, как русские пришли осваивать территорию, коренные народы располагались на всей территории полуострова. Коряки на севере. На Командорских островах — алеуты, севернее — чукчи. У каждых есть культура, и она в той или иной степени сохранилась. Благодаря народному фольклору, духовному наследию малых народов, стали создаваться творческие коллективы. Самый знаменитый сейчас — это ансамбль «Мэнго», которому в прошлом году исполнилось 50 лет.

Когда началось освоение территории Камчатки более хозяйственное, сюда приезжали образованные люди, ведь «абы кого» сюда не приглашали. Приезжали в основном геологи, вулканологи, ученые – интеллектуальная прослойка, которая понимала, для чего она здесь. Тогда к нам в Камчатское областное музыкальное училище трудно было поступить, а сейчас мы с трудом осуществляем набор. Тут огромную беду нанесли перестроечные годы: все стали задумываться о деньгах, о карьере. Родители всегда повторяют: «Надо быть менеджером, музыкой не заработаешь». Они ошибочно полагают, что обрекут ребенка на нищету. А это не так. Музыку, в какую бы страну мы не приехали, понимают везде. Это всемирный язык, на котором говорят с помощью чувств, восприятия и эмоций. Вот почему обидно, что на Камчатке нет оперного театра и симфонического оркестра. Это большой минус. Государство сейчас закрывает множество музыкальных школ, но ничего не открывает. Уничтожать все очень легко. Создавать — неимоверно трудно.

 
Дитя Камчатки
Дитя Камчатки

Общения с талантливыми людьми не бывает много. Подобно глотку холодной, родниковой воды в жаркий день — его всегда недостаточно. С нетерпением ждем «Энциклопедию» - нам хочется познакомиться с каждым, кто повлиял на жизнь Камчатки в прошлом и меняет ход истории прямо сейчас. Ведь всё к чему обращается Валерий Трофимович, начинает с вами диалог. Будь то клавиши рояля, затвор фотоаппарата или страницы книги. Он оживляет ушедших от нас художников, поэтов, танцоров. И вот они стоят перед нами, с такой точностью и любовью сохраненные в сердце автора. Легендарные деятели культуры и искусства Камчатки оборачиваются в житейских историях и очерках, смотрят с фотографий. Смотрят на нас глазами мальчика, который мечтал от том, что бы вокруг него всегда звучала музыка.

© 2013-2018 Береги Камчатку